РАСТЕНИЯ-ОБЕРЕГИ В СЛАВЯНСТВЕ

РАСТЕНИЯ-ОБЕРЕГИ В СЛАВЯНСТВЕ

Нашими предками таким растениям придавалась функция защиты от неблагоприятных сил природы.

Растения обереги использовались, да и поныне используются в первую очередь, как защитники  от  болезней и порчи.

А в древности  растения, как обереги, «спасали» наших предков еще и от нечистой силы и  стихийных бедствий.  Растения — цветы, травы деревья и и их части были основными оберегами. Свою охранительную и спасающую силу они получали благодаря свойствам, данным им от природы — сильному запаху, острому вкусу, жгучести, колючкам. Хвойные растения ( можжевельник, ель), дуб, береза, полынь, базилик, чеснок, лук, крапива, шиповник, боярышник, терн, ежевика, репейник, чертополох, фиалка и многие многие другие — все они в поверьях и ритуалах выступали в роли оберегов от всего того, что вторгалось извне в спокойную жизнь сельского жителя — земледельца и скотовода.

Обережная (или апотропейная — отвращающая беду, от греч. apotropaios) функция растений была зачастую обусловлена не столько их свойствами (запах, жгучесть, колючесть и пр.), сколько разными легендами,  мифами и поверьями, связанны­ми с растениями, например для осины и терновника:на осине повесился Иуда, а из терновника  был сделан венец распятого Христа.

боярышникЮжные славяне считали что в зарослях  боярышника живут вилы (у македонцев это — самовила, у хорватов и словенцев  vila,  у поляков — wila) — женские духи, прелестные девушки с распущенными волосами и крыльями. Платья у них волшебные , и если отнять у них платье, то они станут подчинятся.  Русские считали, что в репейнике \лопухе  живет чёрт, а колючие и пахучие растения ограждают от козней нечистой силы.

Церковное освящение растений во время некоторых календарных праздников придавало им силу оберега. В Вербное (Пальмовое) воскресенье в церкви освящались веточки вербы (первое упоминание об использовании вербы в богослужении находят в Изборнике Святослава), ее освященные ветки  хранились в доме весь год, как украшение икон, а в некоторых местностях их клали в руки умерших в знак того, что они воскреснут и встретят Христа — Спасителя с освящёнными ветвями.

Южные славяне (православные и католики)  в Сербии, Боснии, Герцеговине, Далмации, Истрии, отчасти в Болгарии, Македонии, Хорватии и Словении использовали оставшиеся от бадняка (дубовое полено, которое жгли в Сочельник в очаге) кусочки дуба в качестве универсального оберега.  Некоторым растениям придавали свойства оберегов специальными ритуалами.  Сербы во время одной весенней ночи отрубали кусок тисовогодерева, разводили костер, клали этот кусок рядом с костром и стерегли его всю ночь, а утром объявляли, что  тис  «уберегли». Этими кусками «убереженного» тиса окуривали детей и скот, носили кусочки тиса зашитыми в одежду.

Магические оберегающие свойства тиса  присвоены ему от исключительного долгожительства этого дерева. Некоторые методы датировки позволяют предположить, что из всех деревьев тис — самое долгоживущее растение.

тис ягодныйТис, как растение оберег почитается не только у южных славян.  С древнейших времен друиды (жрецы древних кельтских народов) использовали этот вид деревьев в своих магических ритуалах, считая, что они охраняют врата между этой жизнью и жизнью будущей, а также защищают нас от злых духов иного мира.

Освященные растения обычно ограждали человека от опасностей. Некоторые растения обереги  — осина, крапива, боярышник , использовались как прямое действие на  носителя вредоносной силы. Они отпугивали, отгоняли, обманывали или символически уничтожали его. Такие растения обереги носили в одежде, в воло­сах, их прикрепляли к тому предмету, которое хотели охранить от злых сил — окнам, дверям, крыше дома, к воротам,  ко­лыбели, колодцу, загону для скота. Ветки или пучки таких растений втыкали в поле, сад, огород. Дымом от сжигания растений оберегов окуривали  людей, скот, постройки, могилу. Из них делали отвары, которыми обмывали  или окропляли от сглаза.  Обряды с растениями оберегами происходили в «опасные» дни, особенно на Святки, Троицу, в канун Юрьева дня, Ивана Купалы, Илыина дня.

Растения обереги использовались и в семейных обрядах: свадьбах, крестинах, похоронах, проводах и встречах. Универсальные растения обереги для целей охраны\отгона злых сил — крапива, полынь, лук и чеснок,причем сила «отгона» злых духов  приписывалась не только самому растению, но и его названию — слову, или магической формуле, в которой это слово-название  встречает­ся, например, русские считали, что отогнать лешего можно было, повторяя слово чеснок, сербы отгоняли от себя вампира формулой — приговором «Чтобы путь ему преградила марена(Rubis tinctorum ) и колючки боярышника». Оберегающие свойства растений часто служили для его называния\номинации:

Например,  у моравов и словаков название —  hromotresk (Sempervivum tectorum — молодило кровельное), у полабов и в Силезии —  hromotrzask(Sedum acre L. — очиток едкий), у сербов  нетресак, у болгар гръмотрън (Ononis hircina — стальник)  — это названия растений, спасающих дом от удара молнии. Сербы называют эти растения  чуваркупа, пазикупа («за­щитники дома»), считая, что они защищают дом не только от молнии и грома, но и от  вештицы (ведьмы), болезней и всякого прочего несчастья.

чертополохРусский  чертополох (пугающий чертей), старопольский  czartoploch  уже в самом названии несет идею отпугивания (от ст. славянского полошити,  рɫоszуć- устраивать полох\пугать, наводить страх). Чертополох вешали над дверью, над постелью, клали под подушку для защиты от нечи­стой силы, им окуривали печные трубы в день Агафьи-коровницы (5.II ), чтобы в дом не лезли нечистые духи. Входили в заросли чертополоха и бросали в нечистую силу оторванные головки цветков.

Защитой села от нечистой силы и стихий­ных бедствий служило дерево. В Словакии в центре села сажали липу, она охраняла село. В тех же целях охранения лужичане, чехи, словаки  и мораване ставили в центре села в канун 1 мая майское дерево.  В Болгарии оберегом для дома от зла и болезней  считался вяз, вязами обсаживали усадьбы. А чтобы не впустить в пределы села моровое поветрие (чуму, холеру и пр. болезни) его окружали посадками колючих кустарников.

Из веток вербы делали крес­тики и втыкали их в ржаные и пшеничные поля для охраны от неурожая, сорняков, насеко­мых, кротов; их прикрепляли на чердаке за стропилами, за стрехой для защиты от мол­нии, бури, града. Рыбаки польского Поморья в Вербное воскресенье привязывали вербовую ветку к сетям, чтобы их не запутала ведьма, а в  Словакии ветки вербы (иногда ольхи) во время бури бросали в печь, держали на столе от пожара.

Особая защитная сила приписывалась па­хучим, жгущим и колючим растениям. Ель, кедры, можжевельники, пихты, соснытуи, кипарисы имеют специфический запах,они колючие и поэтому они всегда использовались  повсюду в защитных целях.  У западных славян в Сочельник дома, двери хлева, конюшни, ворота украшали хвойными ветками, чтобы ведьма не проникла внутрь. На Украине еловые ветки в канун дня Ивана Купалы втыкали перед воротами, хлевом, в стреху крыши, чтобы защитить дом и скот от ведьмы. Мораване на Пасху втыкали ветки хвойных деревьев в посевы для защиты от града. На Витебщине освященные на годовые праздники вет­ки ели клали при закладке дома под четыре угла, чтобы «перуны» (молнии) не били. Славяне считали универсальным оберегом от нечистой си­лы осину, а на русском Севере такие же свойства приписывались рябине.

Свойствами оберегов наделялись и изделия\ предметы сделанные из растений оберегов: амулеты, крестики, браслеты, бусы, венки, пояса, пряжки и т.д.

ясеньБолгары  верили, что ясень и граб прогоняют злых духов, поэтому из древесины этих деревьев делали коромыс­ла. Такое коромысло  должно было защитить от самодив (лесных нимф), юд (водяных вил\русалок) и змея девушек и молодых женщин, когда они шли за водой к источнику, туда, где они обитали. Из явора (белого клена) с той же целью делали ведра. На русском  Севере  некоторые музыкальные инструменты, батоги и рукояти кнутов пастухи делали из рябины или можжевельника, эти растения обереги переда­вали предметам свою защитную силу. Из осины пастухи делали барабаны,  ночью выбирали дерево, растущее в густых зарослях на болоте, также ночью изготовляли барабан при свете костра, причем жгли только осиновые дрова. Считалось, что использование «про­клятого» дерева скрепляет договор пастуха с лешим (не прятать скот) и усиливает магические свой­ства инструмента.

Кол из осины, боярыш­ника, тиса прекращал  «хождение» покойника и не давал ему превратиться превращение в вампира. Из липы изготавливали крестики.  По по­верьям, леший боялся очищенной от коры липовой ветки, которой его можно было ото­гнать.  Защитными свойствами могут наделяться не только сами растения и предметы из них, но и связанные с ними места: место в тени под  явором —  безопасно для человека, а под  тисом —  ядовито и опасно. Многие растения обереги  служат защитой одновременно от многих опасностей, например  сказочная одолень-трава ( «Одолень растет при реках, ростом в локоть, цвет рудожелт, листочки белые. И та трава добра, коли человека окормят… И корень травы добр от зубной боли, и пастуху, чтобы стадо не расходилось, или кто тебя не любить станет и хочешь его присушить — дай ясти корень»)  у русских и  чуваркупа у сербов. Но чаще всего растения обереги не обладали каждое универсальностью, их сфера «обережения» закреплялась за ними в зависимости от их позитивного или негативного воздействий.

полыньТак, уберечься от нечистой силы можно было прежде всего с помощью осины, боярышника, крапивы, бу­зины, мака, чеснока,  от грозы, бури и града лучше всего защищала ветка вербыорешникакрапивы (у словенцев), от вредителей (мышей, насекомых) требовался аир, крапива, полынь, дуб, черемуха, скот оберегали ветками липы, бузины, троиц­кой зеленью и др., от диких зверей защищал можжевельник , от змей — орешник, тополь, шиповник, от воров — иван-да-марья , покойнику в гроб клали осину, боя­рышник, терн, полынь, базилик, сыпали мак и т. д.

Растения-обереги упоминаются во многих быличках. Русалка при встрече с человеком спрашивает его: «Полынь или петрушка?» Если тот ответит: «Петрушка», русалка со словами: «Ты ж моя душка» утащит его с собой; если же он скажет: «Полынь», русалка убежит от него с криком: «А ну, ты, сгинь!», поскольку боится горького запаха полыни, так считали на Полтавщине.  В Полесье мертвого жениха, повадивше­гося навещать по ночам девушку, останавли­вают рута и туя , их надо было вплетать в косы и, почуяв эти растения, «ходячий» покойник исчезает: «Каб не рута и нетоя, то была бы девка моя».

Источник: Славянские древности. Том 4.

 

http://nogai.info/vedi/plants-overegi-in-sanction/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *